Письмо о значении книг Мурада Аджи и группе “и т. д.”

Уважаемая Марина Алексеевна!

С большим вниманием слежу за новостями на сайте: издание в Турции книг Мурада Аджи (за один год — две книги!), новые публикации о нем и его деятельности в научных изданиях, подробная биографическая справка (очень важное дело). Но самым главным, конечно, считаю выход в свет книги «Святой Георгий и гунны».

Я смотрел презентацию, испытывая те же чувства, что и вы: “огромную радость, что книга вышла, что она издана, и большую печаль, что Мурад Аджи не может разделить с нами эту радость”. Да, все именно так.

Разумеется, осмыслить и оценить его работу в полной мере еще только предстоит – слишком велик масштаб. Думаю, это — задача для исследователей уже нового поколения. Нынешнему такое просто не под силу, что справедливо подметил читатель В. Кузнецов. Страна еще не скоро оправится от гуманитарной катастрофы. Исчезли не просто научные школы, уничтожена питательная среда для их развития.

Вспоминаю слова Мурада Аджи из его последнего интервью:

Чтобы стать продолжателем моих исследований, помимо отваги и аналитических способностей, нужны глубокие знания. Нужна школа. Без географии, экономики и математики здесь не обойтись, а среди историков, филологов и лингвистов таких специалистов нет.

Грустно все это, но факт остается фактом.

Обо всем этом я подумал, натолкнувшись в Интернете на удивительный диалог, в котором упоминалось имя Мурада Аджи. Конечно, таких упоминаний в Сети тысячи, но здесь был особый случай. Диалог касался происхождения арабской письменности. А страничка ВКонтакте сообщала:

Нам очень приятно, что вы проявили интерес к нашей группе (группе кафедры тюркской филологии ИСАА МГУ). Меня зовут Танем Лосева-Бахтиярова, я доцент кафедры тюркской филологии Института стран Азии и Африки МГУ имени М.В. Ломоносова, к.ф.н.

Ну, как я мог удержаться и не прочитать (17 декабря в 18:56 и 17 декабря в 22:06). Интересно же! В книге Мурада Аджи «Тюрки и мир: сокровенная история» о зарождении ислама и возникновении арабской письменности богатейший материал для размышлений. Конечно, захотелось узнать, что думают об этом на кафедре тюркской филологии ИСАА.

А ничего не думают! Из ответа явствует, что с исследованиями Мурада Аджи в этой области, доцент Т. Лосева-Бахтиярова не знакома. Жаль, но не смертельно. В конце концов, почему бы и нет. И если бы доцент Лосева-Бахтиярова ограничилась рассуждениями в рамках тех знаний, которыми она располагает, я бы не стал писать это письмо.

Но наставник группы считает важным сообщить: «У книг Мурада Аджи есть, в числе прочего, след.значение: почитает такую книгу узбек, тувинец, азербайджанец и т.д., всколыхнется в нем гордость за воинственное и доблестное прошлое, захочется вскочить на коня и совршать подвиги во имя Великого Синего Неба. Как-то так. Но в список лит-ры по подготовке к экзамену, например, по истории Турции и т.д., эти книги не входят». (Сохранена орфография автора. – А. Б.)

Прочитав ответ, я в буквальном смысле оцепенел. Оставляю на совести автора то, что она высказывается в адрес человека, которого уже нет в живых. Не комментирую деление читателей на две группы. Хотя, конечно, отнесение узбека, тувинца, азербайджанца к группе “и т.д." вызывает много вопросов. (Кстати, а к какой группе относит себя доцент Лосева-Бахтиярова?)

Но мне кажется, оставлять без ответа такие вещи нельзя. Одно дело, когда мы читаем на форумах самые фантастические высказывания в адрес серьезного исследователя М. Аджи. И совсем другое, когда такие высказывания принадлежат лицу официальному, позиционирующему себя как сотрудник кафедры ИСАА.

Буду признателен, если вы найдете время ответить и мне, и участникам группы ВКонтакте.

С уважением, А. Чистяков.
Москва.
Январь, 2021

Ответ редактора сайта

Уважаемый А. Чистяков!

Спасибо за письмо, за интерес к работам Мурада Аджи и ваше неравнодушие. Я, как и вы, случайно увидела материал, о котором вы пишете. Допуская мысль, что это может быть простым недоразумением, написала Т. Лосевой-Бахтияровой. К сожалению, моё письмо осталось без ответа, а через несколько дней было просто удалено со страницы ее группы.

Я благодарна вам за обращение. Оно помогло принять решение, на которое я не отваживалась, чтобы не тревожить светлую память о Мураде Аджи. Но, видимо, вы правы, и молчать в такой ситуации недопустимо. Свой ответ, адресованный Т. Лосевой-Бахтияровой, я повторяю в письме, опубликованном ниже.

Еще раз спасибо,
Редактор сайта
Марина Алексеевна Курячая.

Письмо к Т. В. Лосевой-Бахтияровой

Добрый вечер, Танем Валерьевна!

Меня зовут Марина Алексеевна Курячая. Я редактор сайта Мурада Эскендеровича Аджиева. Совершенно случайно увидела в Интернете вашу группу «Тюркология в ИССА» и после долгих колебаний решила всё-таки написать вам.

Ключевым словом для обращения стало слово “чтение”. Сегодня это умение находится почти на грани вымирания. И ваше желание создать группу, которая занимается чтением и обсуждением прочитанного, просто прекрасно. Это — важная и благородная задача.

Конечно, такой труд легким не назовешь. Как организатору созданной группы вам приходится в числе прочего отвечать на самые неожиданные вопросы. Вопрос по поводу “утверждений Мурада Аджи”” даже у меня, хорошо знакомой с его работами, вызвал удивление своей формулировкой. Что же говорить о вас. Тем более что книга «Тюрки и мир: сокровенная история», в которой Мурад Аджи анализирует истоки ислама и арабской культуры, как следует из вашего ответа, вам не знакома.

В этом нет ничего плохого. Это просто факт, от которого я предлагаю отталкиваться, чтобы вы лучше понимали меня. Судя по всему, Анас Гафаров, задавший вопрос по поводу арабской письменности, эту книгу Мурада Аджи упустил из поля своего зрения. Скорее всего, что-то слышал или видел некоторые из его выступлений (они встречаются в Интернете). Либо, если все-таки читал, просто неудачно сформулировал свой вопрос.

Мурад Эскендерович в своих устных выступлениях обязательно упоминал о книгах, в которых подробно рассказывается о том, как он пришел к своим выводам. И предлагал задуматься над этими выводами. Согласитесь, между словами “задуматься” и “утверждать” существует большая разница. Мне кажется, это дает нам хороший повод вернуться к вопросу Анаса Гафарова, но на уровне, который и подобает участникам вашей группы.

А для начала можно попросить Анаса обратиться к источнику, в котором Мурад Аджи пишет об арабской письменности. После того, как Анас найдет нужный текст, можно попробовать разобраться с его вопросом (книга есть и на сайте Мурада Аджи).

Вот здесь потребуется много времени. Потому что мысли Мурада Аджи очень глубоки и серьезны. Они принадлежит географу, автору новой концепции, опирающемуся в исследованиях на законы своей науки. Уверяю вас, его исследования имеют весьма малое отношение к побуждению тувинцев и узбеков вскочить на коня и совершать подвиги. И мне очень жаль, что Мурад Эскендерович уже никогда не сможет ответить вам лично.

Здесь, наверно, уместно вспомнить его слова:

Думаю, самое большое заблуждение — считать чужое мнение ошибочным, если оно не совпадает с твоим. Настоящий исследователь всегда колеблется, ищет доказательства и готов допустить, что он не всё знает. На этом и строится научный процесс.

Надеюсь, вы как тюрколог с широким кругозором согласитесь с ним. А мне эта мысль кажется конструктивной в любой дискуссии.

Искренне желаю вам успехов в вашей научной и просветительской деятельности.

Марина Алексеевна Курячая.

P. S. Я не люблю пользоваться соцсетями, прибегаю к такому способу связи только в крайнем случае, поэтому на всякий случай сообщаю адрес электронной почты сайта Мурада Аджи: info@adji.ru.