“Янтарное руно” в тюркском мире.

Размышления о тюркском Конфуции

Энгель Тагиров,
профессор, ректор Института мировой
культуры (ЮНЕСКО)

То ли мир клонится к закату, то ли мерзкая осень поджидает человечество у ворот Истории, но не уходит ощущение, что оно мельчает умом, запинается о порог интеллекта, теряет мощь витальной энергии. Точно не софийное время. На склоны берегов бытия приливная волна все реже выносит янтарное руно, больше катит бисер, а там — гальку и песок.

Обычная картина, присущая эпохе транзита, перетока веков и тысячелетий. Но именно она, из глубин времени возвращает нам образы — фигуры, обладавшие способностью расчищать одичавшую землю от бурьяна, засеивать ее семенами человеколюбия, веры, добра, надежды и собирать благодатный урожай.

Мурад Эскендерович Аджиев — один из них. Герой с горячим сердцем, пламенной душой и светлым умом. Великий сын великого народа. “Янтарное руно” тюркского мира. Подарок Небес. Посланник Всевышнего.

Но при этом он не возомнил себя богом на Олимпе, а оставался человеком, простым в общении, соблюдавшим все нормы и традиции аульной этики. Был влюблен в свои горы, реки и поля. Поэтому и остался неисправимым лириком, романтиком, мечтателем, идеалистом, “правополушарным”, обладателем редкой группы крови. У Мурада Аджи — больше, чем у других, элементов железа, поэтому его кровь — сильнее.

Вот истоки его интеллектуальной, профессиональной и гражданско-нравственной плодовитости. Многогранности, букетной мозаичности натуры. Волшебности действий. Неувядающего флёра привлекательности, магии метафизики ума.

Но неразгаданность остается и после такого водопада эмоциональных эпитетов. Из чего, из какого материала скроен Мурад Аджи? Главный вопрос: какую же глыбу таланта Всевышний вложил в природу этого человека, который подобно могучему Тереку дробился на многие русла, во всем блистая красотой, полнотой, яркостью, завершенностью? Ведь на всем, к чему он прикасался и с кем общался, на всем этом — печать сердечной теплоты, душевной заботы, искренней солидарности.

Нам, обычным землянам, трудно, даже невозможно совместить—соединить в одном лице множество разнозаряженных начал: суровость личной судьбы с нежной заботой не только о ближних — семье, детях, родичах, но и о дальних духовных собратьях, расселенных в круге Вселенной; горячий патриотизм и беззаветную любовь к своему исходному очагу—Дагестану с интернационализмом и тревожной мыслью-думой о будущем всего человечества; будучи частицей вихрящейся реки Времени, суметь проторить в ней свое собственное русло; в многоголосии глобализирующегося мира не потерять — сохранить свою неповторимость, свою самоценность.

Совершенно энергозатратный образ жизни, утопический склад мышления, альтруистский стиль действия, выходящей за берега обыденности и не укладывающийся в рамки господствовавшей тогда (да и сейчас) рационалистской практики. Не знавший предела в своем устремлении ввысь, нет, не на вершину, к власти или “звездности”, а к новым мега-проектам. Даже не думавший о снижении скорости — темпа движения и температуры кипения, а вынашивавший планы очередного рывка, прорыва к далеким горизонтам.

В своих раздумьях о феномене тюркского Конфуция — Мурада Аджи часто задаюсь вопросом, почему он, как и все “нормальные” люди той — советской эпохи не встал на проторенную дорожку? Почему шел по эпическо-драматической стезе Судьбы, продираясь через завалы-препоны к своей сокровенной мета-цели, ни разу не помыслив о схождении с нее? Что заставляло его нести тяжкий крест неистового подвижничества, не задаваясь вопросом кому и зачем это нужно, просто продолжая выполнять предначертанную миссию?

В сумерках нашего времени-мистерии, когда, кажется, что планета сдвигается не только с геологической, но и исторической оси, начинаешь понимать значимость, ценность и необходимость Мурада Аджи, проложившего Первопутку по целине тюркской истории, позвавшего нас в Древний Алтай, туда, где наступает Рассвет, приходит Утро, рождается новый исторический День.

Утверждают, что людей, создающих высокие смыслы, задающих ценностные ориентиры, вручающих Посох путнику, выходящему в Дорогу, чтобы он не сошел с тропинки жизни, больше нет. Ошибаются. Они — “янтарные руно” — у человечества, есть. Одна из таких янтарных крупинок осела на святой кумыкско-дагестанской земле. И вот уже более 75 лет излучает Свет — яркий, теплый, нежный.

Эти горячие строки — не эпитафия, а стремление именно здесь и сейчас успеть сказать спасибо. Спасибо тебе, Мурад Аджи, за образец умения “собирать камни” тюркской мудрости, неведомо кем и когда разбросанные по свету. Ты и сегодня собираешь нас вокруг своего не остывающего очага — твоего духовного наследия. Низкий поклон тебе, наш Учитель.