«Немецкая нация родилась в Азии»
или
Письмо об истории с географией

Уважаемый Мурад Эскендерович!

Я давно с большим вниманием слежу за вашим творчеством, восхищаюсь вашими книгами, их глубиной и прекрасным литературным языком. В своей концепции Великого переселения народов вам удалось осмыслить и связать воедино огромный и противоречивый фактический материал, что само по себе уже научный подвиг. Боюсь, жизни одного поколения будет недостаточно, чтобы по-настоящему осмыслить массив вашего научного наследия. Однако главным достижением вашей теории я считаю то, что она позволяет вывести историческую “науку” из тупика, в котором та оказалась.

Слово “наука” я беру в кавычки. Само это понятие предполагает существование внутри дисциплины определенных законов, обладающих предсказательной силой. Увы нам! О каких законах речь, если историки не могут договориться о терминах. Достаточно вспомнить пресловутых славян. Я не говорю о диаметрально противоположных взглядах на этот вопрос западных и отечественных историков, что само по себе уже нонсенс. Но, когда в России в стенах одного академического института сосуществуют две реконструкции восточно-славянского этногенеза, это уже полный “сюр”. Как говорится, Кафка отдыхает. Вы можете представить, чтобы в арифметике, например, пользовались двумя разными таблицами умножения? Критикам советую не вспоминать Лобачевского, я говорю о простейших вещах.

Так вот, возвращаясь к науке. Я думаю, что в нынешней ситуации ни одному человеку, закончившему истфак, не удастся вывести свою науку из тупика. Потому что с первого курса в него “вбили” ложную информацию. А то, что усвоено в юности, как известно, не поддается критическому осмыслению. Плюс к тому существование разных научных кланов, высокопарно именуемых научными школами и в борьбе друг с другом не знающих моральных преград. Миф о безгрешности людей науки — всего лишь миф.

Поэтому, как ни грустно, ждать от нынешних историков признания ваших работ не приходится. Более грамотные будут молчать, потому что им известны факты, которыми вы оперируете, а с фактами не поспоришь. Менее грамотные будут выступать против вас. Именно против вас, а не против вашей концепции, которую они просто не в состоянии осмыслить. Видимо, потому главным их аргументом является не обсуждение, а приклеивание ярлыков. К этому добавляется смакование «ошибок», которые придуманы самими критиканами.

Кстати, почему оппоненты избегают открытого диалога? Я понимаю, если бы речь шла о встрече с выпускником ПТУ, тут плодотворный разговор не возможен. Но встреча с создателем научной концепции была бы полезна представителям исторической науки.

Думаю, у подобного отношения — две причины. И обе очевидны. Первая — сегодня в науке нет личностей, сравнимых с вами по масштабу знаний. Отсюда вытекает и вторая причина вашей изоляции от СМИ. Как тут не вспомнить Дж. Свифта: «Когда на свет появляется истинный гений, то узнать его можно хотя бы по тому, что тупоголовые соединяются в борьбе против него».

У вас написано, как с Великим переселением народов по Евразии распространялась культура, зародившаяся на Алтае. А критики обсуждают, можно ли назвать Флетчера не английским послом, а историком. Помилуйте от такой критики. Нельзя полагать, будто, подменив обсуждение концепции спором о третьестепенных деталях, кого-то убедишь в своей правоте.

Но, какие бы пафосные слова ни произносили ваши недоброжелатели, вдумчивый читатель сначала проверит их научную состоятельность: а какие у них научные работы. Конечно, это печально, но исследователей вашего уровня в России нет.

И, разумеется, ни один здравомыслящий человек не может принять в качестве аргумента в споре упрек в том, что вы — не историк. А как же быть с основоположником русского сентиментализма, «не историком» Н. М. Карамзиным? Этот известный писатель не гнушался, кстати, опираться в своей «Истории…» на труды другого “не историка”, управляющего казенными заводами на Урале В. Н. Татищева.

И почему ваш диплом географического факультета МГУ раздражает критиков, я тоже понимаю. То же относится к вашей диссертации, которая свидетельствует о достойном начале вашего научного пути. Для историков, чьи научные интересы связаны с жизнью революционеров, вы — кость в горле.

Здесь я подхожу к главному. То, что вы — географ, а не историк, и позволило создать теорию, которая снимает большинство внутренних противоречий, свойственных исторической «науке». Как подметили вы в своем интервью: «География — наука аналитическая», она свободна от мифов, которыми кормят нас со школьной скамьи.

В заключение высылаю небольшую заметку, опубликованную 10 июля 2007 года в газете «Взгляд». Думаю, она будет особенно интересна читателям.

С глубоким уважением,
В. Кузнецов.
г. Москва. Октябрь 2007 г.

Газета «Взгляд»: Немецкая нация родилась в Азии

В минувшие выходные в Берлине открылась выставка «Под знаком золотого грифа: царские могилы скифов», на которой представлены сенсационные находки немецких и российских археологов, сделанные на территории Тувы, Монголии и Алтайского края. Экспонаты, представленные на вставке, явно свидетельствуют о том, что германцы и славяне имеют общих предков. В немецких СМИ развернулась дискуссия на тему, признают ли немцы свои азиатские корни.

Всемирно известный ученый президент Немецкого археологического института Герман Парцингер считает, что среди степных кочевников – скифов, пришедших из Южной Азии, 70 или 80% составляли европейцы. (Здесь, видимо, неточность перевода: под пришедшими из Азии европейцами подразумеваются европеоиды. – В. К.)

«История Германии и история России — это не только славяне и германцы, есть так много фактов и элементов, которые у нас общие». На выставке, организатором которой выступил Берлинский музей, представлены экспонаты с Алтая, из Казахстана, Северного Ирана, Южного Урала, Сибири, Кубани, Украины, Румынии. Идея — показать обширность скифского мира, который простирается от Тувы до Берлина, где обнаружены самые западные захоронения скифов.

Открытию выставки в Германии придают большое значение: достаточно сказать, что на церемонии открытия выступили министр иностранных дел Германии Франк-Вальтер Штайнмайер, министр культуры страны, послы государств, на территории которых производились раскопки. Многие немецкие СМИ рассматривают это событие как попытку развенчать один из самых стойких национальных мифов — миф о германцах как о “белокурых бестиях нордического происхождения”.

«Морально жителям Германии, боюсь, будет довольно сложно прописать скифов в пантеон своих предков. Куда привычнее производить себя от древних греков или римлян, по крайней мере, в том, что касается культуры», — утверждает комментатор радиостанции Deutsche Welle. «В истории человечества всегда были миграции. В Центральной Азии вплоть до скифского времени жили европейцы (Думаю, здесь та же самая ошибка перевода: в Центральной Азии могли жить европеоиды, но не европейцы. – В. К.) Но люди здесь, в Германии, в Европе вообще, этого часто не знают или не понимают», — утверждает Герман Парцингер.

«Да, для Германии привычен взгляд на юг, на ранние цивилизации. Археология как наука начиналась в XVIII и XIX веках с исследования античных древностей в Риме и Афинах. Там же открылись два первых отделения Германского археологического института — в начале XIX века в Риме и потом в Афинах. И до эпохи классицизма существовала фиксация именно на греко-римской культуре. Но потом ученые, слава богу, поняли, что это еще не все. Если люди будут знать, что история Германии и история России – это не только славяне и германцы, что есть так много фактов и элементов, которые у нас общие, — никто и подумать не сможет, что он лучше или хуже, чем другой. В этом тоже заключается роль истории и археологии: научить людей уважать друг друга», — утверждает ученый.

Важнейшей находкой (также представленной в Берлине), подтверждающей его теорию, Парцингер считает мумию скифского воина, обнаруженную в июне 2006 года на высоте 2,6 км в Алтайских горах в неповрежденном могильном кургане. Воин, который был, очевидно, богатым, был укрыт мехами бобра и соболя, а также овчиной.

Неповрежденная кожа на его теле покрыта татуировками. Но самой поразительной особенностью мумии были волосы: человек оказался ярко выраженным блондином.

Скифский князь, как выяснили ученые, был тяжело болен и умер мучительной смертью: он болел раком, множественные метастазы, скорее всего, приковали его в последние годы жизни к носилкам. По зубам воина можно сказать, что прежде всего он питался мясом. Впрочем, это не сильно изменилось и сегодня — кочевники, которые живут на Алтае, и казахи сегодня едят в основном продукты животноводства.

Парцингер сказал, что до сих пор останки скифов обнаруживали только на российской стороне Алтая. Новая находка показывает, что их территория была намного более обширной, чем полагали историки ранее.

От редактора сайта
P.S. Эти мысли немецкий ученый высказал после публикации книг Мурада Аджи, вот вам лучший ответ на критику теории Великого переселения народов. – В. К.


Статья расположенна по адресу.