в начало      новости      об авторе      книги      интервью      отклики читателей      колонка читателя      фильмы      контакты
english deutsch espanol
Мурад Аджи тюрки, кипчаки, огузы

Еще об одной тайне святого Георгия

Уважаемый Мурад Эскендерович!

Я уже писал вам несколько лет назад http://www.adji.ru/interview_039.html , и вот – новый повод. Вернее, поводов – два. Во-первых, я просто в восторге от вашей книги «Без Вечного Синего Неба». Читаю и перечитываю, и каждый раз открываю в ней новое, что не заметил или не понял сразу. Ваша идея о духовном родстве многих нынешних народов Евразийского континента актуальна как никогда. А ваша идея о тенгрианстве (вере в Бога Небесного) как об истоке христианства и ислама находит всё новые и новые подтверждения. Не замечать это уже невозможно.

Главное вижу в том, что эта идея могла бы уже сегодня принести мир в наше многонациональное и многоконфессиальное общество. Со страхом наблюдаю, как старательно сегодня стравливают между собой целые народы, как втягивают в орбиту противостояния всё новых и новых участников, как ненависть и вражда становятся хозяевами в нашем обществе. Кажется, что противостоять этому уже невозможно.

И вот ваша новая книга… Когда отчаяние подступает совсем близко, беру ее в руки и нахожу утешение. Несмотря на то, что в ней много горечи, она - как лекарство для измученной души. Да, вы убедительно доказали, что Россия – наследница великой степной державы Дешт-и-Кипчак. И ваш рассказ о ее культуре и вере, что объединяли наших людей в прошлом, дарит надежду. Ну, нельзя же, в самом деле, бесследно уничтожить память тех, кто много веков назад создавал нашу страну и жил с убеждением «Веришь в Бога, значит, свой!».

И здесь я перехожу ко второй части своего письма. Те приметы былого, что хранятся в наших обычаях и традициях, в нашем эпосе и в семейных преданиях, благодаря вашим книгам оживают в памяти людей. Предания о герое, о котором вы рассказали еще в «Тайне святого Георгия» и которого почитают не только христиане и мусульмане, хранят отголоски того прекрасного и грандиозного времени, когда вера в Бога Небесного объединяла людей. Пример тому – небольшой очерк, с которым я хочу познакомить не только вас, но и ваших читателей. Думаю, им будет интересно узнать, что пишет в далекой Якутии Михаил Кельбё о тайне Георгия Победоносца..

С уважением,

В. Николаев.

г. Якутск. Февраль, 2012.


Тайна святого Георгия Победоносца

Михаил Кельбё

Среди нас трудно найти человека, не знающего, кто изображен на щите герба России. Кто не слышал про Георгиевский зал в Кремле, не видел его по телевизору? Многим ведомы и Георгиевский крест, и Георгиевская лента, и орден Святого Георгия. Но немало и тех, кто от всего сердца почитают святого великомученика, явившего миру любовь Божию и Его присутствие.

А ведь именно с этим великим подвижником связывал образ главного героя якутского эпоса  «Нюргун Боотур Стремительный» и народный писатель Якутии Дмитрий Кононович Сивцев – Суорун Омоллоон. Вполне возможно, что героический эпос олонхо, признанный ЮНЕСКО Шедевром устного и нематериального наследия человечества, таит в себе неизвестные дотоле глубины.

О святом великомученике Георгие Победоносце как о возможном прототипе Нюргуна Боотура размышляет ведущий православную рубрику «???ээ дойду» («Вышний мир») в газете «Орто дойду» («Средний мир») писатель Михаил Кельбё.

  Как пишет известный писатель, этнограф и историк из тюркского народа в Дагестане Мурад Аджи, имя святого великомученика Георгия Победоносца разные народы произносили по-разному: Джирджис, Гюргий, Юрий, Егорий, Юрай, Иржи, Джордж, Геворг, Ежи, Георг, Уастырджи, Керсаспа, Кедар, Гэсэр, Хызр, Хадир…  Касаясь же древнетюркских племен, он приводит особенности и их выговора этого имени: Джарган, Гюрги, Гюрджи, Джюрджи и т. д. Понятное дело, что он приводит их не так, как они звучали на тюркском языке, а их русскую графику. Так что переведя эти выговоры с русской графики на наш якутский как они и звучали, собственно, по-тюркски, их можно написать как Дьарган, ??рг?, ??рдь?, Дьурдьу и т. д. В таком случае во времена, когда тюрки, имея при различии местных диалектов в общем-то один язык, одну религию, одну культуру, варились в одном цивилизационном котле, почему бы и не допустить, что имя героя нашего самого главного национального культурного достояния – героического эпоса олонхо «Дьулуруйар Ньургун Боотур» («Нюргун Боотур Стремительный») Ньургуна представляет собой не что иное, как позднейшее видоизменение одного из вариантов между «Дьурдьу» и «Дьарганом», – а именно: «Дьургун».

Одной из особенностей якутского языка является его музыкальность. Вся фонетика здесь держится на законе звуковой гармонии, созвучии гласных и согласных. Поэтически окрашенная речь строится в нем на аллитерации, когда слова начинаются с одинаковых гласных и согласных. Поэтому ради такой поэтической окраски многие наши эпические и сказочные персонажи наделены двойными, а то и тройными именами: Кулун Куллустуур, Бэриэт Бэргэн, ?ч?гэй ??д?йээн, ?р?? ?кэйдээн, Дьырыбына Дьырылыатта, Кыыс Кыскыйдаан, Мэник Мэнигийээн, Сэ?эн Сэрбэкэ, К?рс?? К??д?к?с, Чээрэ Чээрэкээн, Хай?амсык Харах Хаан Тойон и т. д. Так что, кто знает, может, приставному имени «Дьулуруйар» («Стремительный») мы обязаны именно этой особенности нашего языка, и наш главный эпический герой первоначально назывался «Дьулуруйар Дьургун Боотур»? Т. е. с определенной степенью вероятности можно предположить, что олонхо этому не менее полторы тысячи лет и первоначально оно сложилось как образец древнетюркской мифологии о Георгие Победоносце.

А почему бы и нет, если иметь в виду, что Георгий Победоносец был самым главным героем в ряду эпосов многих народов? У того же Аджи читаем: ««Уастырджи» – с придыханием произносят осетины, И от этого придыхания сжимается сердце». А грузины и вообще как народ назвались его именем – Георгием (по-английски русское слово «Грузия» так и пишется: «Georgia»), и нынешние власти народов этой страны: аджарцев, гурийцев, картлийцев, кахетинцев, имеретинцев, ингилойцев, лазов, лечхумцев, джавахетинцев, мегрелов, месхетинцев, мохевцев, мтиулов, пшавов, рачинцев, сванов, тушинцев, ферейданцев, хевсуров и чвенебури добиваются, чтобы все государства мира называли их страну не русским словом «Грузия», а именно этим именем святого, любовь к которому соединила эти народы в одну нацию. Да и общего эпоса тибетцев, монголов, бурят и калмыков «Гэсэр» кто не знает? А про наших предков и говорить не надо: если углубиться в их духовный мир более чем полуторатысячелетней давности, то никакой другой народ не почитал его так, как они, и нигде он не имел такого высокого сакрального значения, как у них. «Никто и никогда не пользовался в Великой Степи большей славой и уважением, чем святой Георгий – наш Гюрджи, – пишет Мурад Аджи. – Он – второй после Бога… Мусульманские легенды прямо называют Георгия вечно юным стражем источника жизни… Тенгри и Георгий-Джарган – две звезды на степном небосклоне». Вот так, ни больше, ни меньше. И это не чьи-нибудь слова, а свидетельство, подкрепленное авторитетом широко известного в мире крупнейшего тюрколога.

Есть еще один момент, связывающий Нюргуна Боотура с покровителем наших предков: олонхо про нашего эпического героя, христианские предания и древнетюркская легенда о Георгие Победоносце имеют одну сюжетную основу. Основой этой является спасение от змея царской дочери. По христианскому преданию, в озере вблизи города Бейрута обитал огромный змей, который часто пожирал людей. Жители той местности были язычниками, и они, чтобы умилостивить грозное чудовище, по совету жрецов стали, бросая жребий, отдавать ему в жертву юношей или девушек. Однажды жребий выпал на единственную дочь царя той страны. Ее отвели к берегу озера и привязали. Когда змей вышел из озера, вдруг появился на белом коне святой Георгий и поразил змея копьем. После этого чуда жители той страны приняли христианство и построили церковь в честь святого великомученика Георгия Победоносца. В древней тюркской легенде дракон Аждарха (по-якутски слово «адьыр?а» означает «злой, свирепый») угрожает городу гибелью. Чтобы спасти народ, горожане ему отдавали на съедение девушек. Герой побеждает Аждарху, спасая жертву – царскую дочь. А наш Нюргун Боотур спасает от змея Уот Усутаакы дочь родоначальника человеческого рода на земле Саха Саарын Тойона (считай, тоже «царскую дочь») Туйаарыму Куо. Кстати, в олонхо этом и намека нет о якутах как об этносе, в нем речь идет о всем человеческом роде, о всем человечестве – обитателях Среднего мира, т. е. мира земного, находящегося между Верхним (небесным) миром и Нижним миром (преисподним), и Нюргун Боотур был спущен с Верхнего мира на Средний для защиты человеческого рода от сил преисподней. Так что в отличие от героев многих других позднейших олонхо – это герой всечеловеческого, вселенского масштаба.

В случае, если прототипом Нюргуна Боотура действительно является Георгий Победоносец, то наскальное изображение всадника в нашем гербе, взятое с ленских скал, может оказаться не кем иным, а именно нашим главным эпическим героем Нюргуном Боотуром. В своей книге о Георгие Победоносце Аджи упоминает о камне в стене одного из армянских монастырей (около часовни Вачагана III Блаженного), на котором изображен всадник, удивительно похожий на тех, что высечены на скалах Алтая и Южной Сибири. Так что эти наскальные изображения скорее были не праздным плодом фантазии их авторов, не забавой, искусством ради искусства от нечего делать, а имели определенное религиозное назначение. Покинув свою изначальную родину – ойкумену общетюркской цивилизации на Алтае и Южной Сибири, наши предки вряд ли враз запамятовали свою тенгрианскую («тенгрианское» буквально означает «вера в Бога», Тенгри, или, по-якутски, Тангара – Единый Бог), так что в этом буквальном значении этого слова и нас, христиан, можно назвать тенгрианцами)) веру, и, возможно, даже и на Лене не сразу расстались с культом Георгия Победоносца-Нюргуна Боотура. Разве не говорит в пользу этого и то, что именно олонхо про Нюргуна Боотура стало для нас олонхо из олонхо, самым крупнейшим памятником нашего героического эпоса, главным духовным достоянием нашей культуры, свидетельством его высоты и величия?

Если согласиться с этим, то остается признать, что, перейдя с каменных скал на щит герба России, наш Нюргун Боотур стал, как у древних тюрков, самым что ни на есть надежным покровителем, стражем нашего государства. «Второй после Бога». Тогда главный зал в сердце нашей родины – в Кремле – Георгиевский зал должен будет называться по-якутски залом Нюргуна. И так же должны будут признаны на якутский лад орден, крест и лента Нюргуна Боотура. И его же увидим мы тогда в скульптуре Георгия Победоносца на мировых часах на Манежной площади.

А теперь встает вопрос: что это за знамя у всадника нашего герба? Ответ на него находим у того же Мурада Аджи: «Именно тюрки на своих знаменах принесли в Европу равносторонний крест». Это говорится о георгиевском кресте, ставшем знаком тенгрианства. Тюрки называли его «арчы». Это слово потом у забывших тенгрианство и впавших в язычество якутов стал обозначать предмет, употребляемый при совершении обряда изгнания злых духов, например, пучок лучинок, береста для окуривания и т. п.

Так что вполне возможно, что прототип Нюргуна Боотура – это Георгий Победоносец, принявший за Христа мученическую кончину, один из тех немногих великих православных святых, великомученик, которого признают и почитают во всем мире.

Статья расположена по адресу

Рейтинг@Mail.ru

Использование материалов сайта без согласования c автором запрещается. При использовании материалов сайта ссылка на сайт обязательна.

Создание сайта 2004
Арт-Конструктор