в начало      новости      об авторе      книги      интервью      отклики читателей      колонка читателя      фильмы      контакты
english deutsch espanol
Мурад Аджи тюрки, кипчаки, огузы

КТО ОТКРОЕТ ВОРОТА ДЖОРА?

Мурад Аджи

    Дербент - самый южный город России, самый древний и самый неизведанный ее город, ему более пяти тысяч лет. А слышали ли вы о нем?
     Конечно, дата эта условна, но ныне принято думать именно так, ибо есть решение ЮНЕСКО, город действительно очень древний. Он упомянут в Коране как видевший мир, который предшествовал библейским пророкам: восточный форпост Римской империи, потом - северная крепость могущественной Парфии, родоначальницы Ирана... Или, наоборот, сначала был персидским, потом римским, потом парфянским? Этого уже не скажет никто, но время дышит здесь в каждом камне, дышит так громко, что слышен перестук часов вечности.
    Дербент долго был самым северным тюркским городом, с него начались ханства на Каспии, среди которых жемчужиной сияло Дербентское ханство. В городе, в древней его части, остался тюркский район - знаменитые махялы, они придают лицо и неповторимый колорит, по их улочкам проходишь день, и не наскучит. Когда появились эти махялы? Конечно, с первыми людьми, пришедшими сюда, с предками азербайджанцев - огузами, выходцами из орды саков, они по-прежнему живут здесь.
    Удивительный город Дербент, он уместился там, где горы Кавказа подходят к самому берегу Каспийского моря, оставляя полоску земли, несколько сотен гектаров, та полоска приютила сначала крепость, потом городские постройки, дала Дербенту историю. Гектары земли, но какие! Ценой выше золота. Если улицы города выложить золотыми монетами, то их будет мало, чтобы выразить стоимость здешней земли. С древности люди знали, что живут в раю. Ходят по слиткам золота. Достаточно отъехать километров пятьдесят на север, чтобы понять это, там, в удалении, другой климат и другая жизнь. В Дербенте - субтропики, а чуть севернее природа холодная зимой и жесткая летом.
     Через город проходит невидимый воздушный барьер - климатический рубеж, который еще в древности заметили люди. Он ограничил продвижение на север античной цивилизации, римские легионеры и парфянские всадники не пошли на суровый, с их точки зрения, Северный Кавказ, хотя могли бы его завоевать... В созвучии с природой и разумом складывались границы мира, прорисовывались контуры его политической карты.
    Но главной достопримечательностью Дербента была не природа - каменная стена. Она начинается от крепости, что на склоне горы, и тянется рукотворной преградой через город к морю. Когда море наступало, а такое случалось не раз, казалось, стена выходит из воды, образуя причал для судов. Когда же море отступало, стена целиком была на суше, и "гавань" будто высыхала.
В той каменной стене имелись ворота, они дали городу еще одно имя - Ворота Джора. Или Железные Ворота. С тем именем он вошел в легенды, в сказки Шахразады. За проход через ворота взимали немалую плату.
    Потом построили вторую стену, параллельную, и город оказался в каменном коробе, защищавшем от врагов. Неприступная цитадель появилась, конечно, не сразу, над ее устройством трудились поколения горожан. Их труд занял века. Достаточно сказать, стена получилась такой толщины, что на ней свободно разъедутся два всадника, высота ее с трехэтажный дом, на ней башни и бойницы, способные умерить пыл любого неприятеля. То было серьезное оборонительное сооружение, воплощение инженерной мысли.
     Землетрясения не оставили на нем даже трещины!
     Исстари Дербент жил торговлей, здесь пересекались пути между Севером и Югом, Западом и Востоком. Лучшего места для торговли природа не подготовила. Отсюда понятна роль таможни и базара, они веками делали город самым богатым на Кавказе. Между прочим, тут бывал русский купец Афанасий Никитин, другие торговые люди, местные звали их "садко", что по-тюркски означает "торговец", "коробейник"... А вторая стена появилась не сама собой, с ней пришла вторичная пошлина, которая сразу резко оживила торговлю: купцы, следовавшие с юга, теперь продавали товар купцам, прибывавшим с севера, чтобы избежать расходов за проход через вторые ворота.
      Так город стал перевалочной базой. И перекрестком культур одновременно…
    Примерно две тысячи лет назад здесь случилось событие, перевернувшее античный мир: к северным воротам подошли кибитки кочевников. На Северный Кавказ пришли уроженцы Алтая, за десятилетия пути степь стала им родиной, а кибитки - домом. Пришельцы в отличие от римлян и персов не штурмовали город, они мирно отошли, стали заселять приморскую равнину нынешнего Дагестана.
     Тогда, у Дербента, лицом к лицу встретились две цивилизации, две культуры - прежняя и новая, им предстояло сродниться. В тот миг на планете наступило Средневековье, целая эпоха, но… этого никто не заметил.
    Что отличало пришельцев от европейцев? Многое. В первую очередь, кони, несчетные табуны. Казалось, степняки шагу не ступят без коня, верхом были и взрослые, и дети. Удивляли юрты, разборные дома, из них в считанный час возводили город, над которым возвышался шатер хана с золотым равносторонним крестом и полумесяцем на шпиле. Опытные жители Дербента сразу отметили, что такие же кресты с полумесяцем были у них и в других тюркских ханствах. Значит, пришли не враги, но и не свои... Братья по крови - огузы и кипчаки - тогда не признали родство, хотя и говорили на одном языке. Уж очень дикими казались пришельцы.
      Горожане им не открыли ворота.
    Как развивались события дальше, никто не знает, да это и не важно - жизнь шла своим чередом, и однажды к кипчакам прибыл посланник армянского царя, он искал союзника в войне против Ирана. И с этого места события в Дербенте, о которых идет наш рассказ, обретают строгую хронологию. В 225 году кипчаки заключили союз с армянами и выступили на их стороне. Начался раздел античного мира, вернее, его погибель.
      Правда, чтобы увидеть нюансы тех далеких событий, требуются пояснения.
      Во-первых, сразу надо отметить, армянские цари из династии Аршакидов были тюрками, тоже выходцами с Алтая. Незнание их биографии делает непонятной причину того союза и начавшейся войны Армении с Ираном. Во-вторых, армянская знать тоже была из "кочевников", о чем сообщают родословные древнейших ее родов... Я сам, своими глазами видел в Тегеране печать Аршакидов, там тюркские руны. К слову, Аршак означает "рыжий сак", слово из древнетюркского языка, они были все рыжие. Иные, чтобы походить на правителей, специально красили волосы хной.
      Вызывает недоумение, почему историки не заметили очевидное? В книге "Тюрки и мир: сокровенная история" и на своем сайте http://www.adji.ru я пытался найти тому объяснение. По-моему, историю Кавказа с XVI века усилиями иезуитов сознательно искажали, превращали в сказку. Она перестала быть правдой. "Забыты" реалии, которые не вписывались в теорию европоцентризма, то есть в расистскую теорию превосходства Запада над Востоком. Ее проповедуют иезуиты... Это беда Кавказа, беда современной науки, которая оказалась в плену у зла.
    И еще - об Иране, в его истории огромное "белое пятно". И оно плод тех же темных сил. Иран - преемник Парфии, в которой несколько веков правили Аршакиды, то есть тюрки, исповедовавшие алтайскую веру в Бога Небесного. В начале III века династия пала, к власти пришли Сасаниды, то есть люди другой веры, сторонники так называемого "обновленного" зороастризма, и Парфия стала называться Ираном. Но и это чрезвычайное обстоятельство из-за чьих-то соображений вынесено на периферию науки. А так нельзя.
    Религия - вот причина, потрясшая тогда Кавказ. Утверждались монархии! Речь идет о признании тюркской религии, которая стала истоком христианства и ислама, ее, как знамя, несло Великое переселение народов. За символы веры шла борьба. В пожаре начавшейся войны рождалась средневековая цивилизация, ее - победительницу! - потом примут в Европе, назовут христианской. Дербент играл тут важную роль, он координатор победы. Вот чем интересен город.
     Звучит неожиданно? Не торопитесь с выводами. Вновь присмотримся к фактам, не афишируемым политиками от науки... В 301 году армяне объявили о своей новой Церкви, где главное место отдали Богу Небесному - тюркскому Тенгри. Не Юпитеру, как Рим, не Ахурамазде, как Иран. Этот акт делал Армению независимой и от Рима, и от Ирана, она стала союзницей тюрков. Страна учредила свою Церковь, обряд которой повторял тот, что был у тюрков. В том окончательно убеждает книга "Кипчакское письменное наследие", где приведены тексты молитв Армянской церкви. Эти тексты на тюркском языке, но написаны армянским письмом. Их Александр Гаркавец, автор книги, собрал в разных архивах Европы и самой Армении. Отвергать его находки бессмысленно, сомневаться в них - тем более.
     Одно отличало армянскую веру: включение в культ Христа. Его у тюрков не было... Так появилась первая на языческом Западе Церковь, институт религии, правда, христианским его не называли. Христос еще не был Богом. Армянская церковь монофизитская, или церковь Единобожия, где во главе Бог Небесный, Тенгри.
     Любопытно, что католикосом назвали армяне своего духовного лидера, он был из рода все тех же парфянских царей. В титуле "католикос" скрывается разгадка еще одной тайны того времени: "каталык" по-тюркски "союзник". Выходит, из-за союза с тюрками-кипчаками создавали новый институт религии.
    Через два года на Кавказе появилась другая монофизитская Церковь, а с ней еще одна страна - Кавказская Албания с духовной столицей в Дербенте. Ее католикосом (главой) и царем государства тоже были Аршакиды. Но прихожанами Церкви стали люди из орды Албан (Алпан), предки нынешних лезгин. Видимо, так тюркский мир ответил на союз с европейцами. Он отделил от себя орду, принес ее в жертву. То явно был ответный политический ход, который расширил возможности тюркского мира, потому что орда Албан, как известно, покинула Алтай в 169 году до новой эры и была в авангарде Великого переселения народов.
     Ее тамга и государственные символы Кавказской Албании сходны!
     Начиналась тончайшая политика в интересах религии, не власти. Она, эта политика, открыла тюркам просторы языческой Европы. Потому что только Аршакиды имели право на главенство в новой Церкви... Колесо истории увеличило обороты, события развивались стремительно, роль Дербента росла день ото дня - город не мог не стать центром новой духовной культуры.
    И он стал им! В его окрестностях возвели строение, может быть, дворец, может быть, что-то еще, археологи пока не нашли место, где собирались духовные лидеры. Но в хрониках оно известно под именем Чор (от Джор?). У загадочного места было и другое имя - Патриарший престол. Тогда, в IV веке, в Дербенте соорудили баптистерий - бассейн, где крестили будущих христианских епископов и их прихожан (его следы археологи нашли!).
     С Патриаршего благословения европейцев обучали в Чоре правилам служения Богу Небесному, рукополагали их в сан. Разумеется, тюрки были учителями, никто, кроме них, не знал правил алтайской религии - тенгрианства, только они. В уединенных уголках Кавказа появлялись монастыри, их руины сохранились на землях, входивших в Кавказскую Албанию. То было время расцвета тюркской культуры, ее утверждали на Кавказе. "Свет начинается с востока", - говорили с тех пор европейцы.
     И действительно. На тюркском языке творили молитвы, писали книги, то был язык новой религии, его познавала в Дербенте прозревавшая Европа. Замечу, вопреки известному мнению, император Константин Великий говорил на первом Вселенском соборе на латыни. Греческий язык как таковой появился при византийском императоре Юстиниане. Назвали его "греко-варварским языком". В христианстве он с конца VII века.
     Так что утверждение, будто ранние христианские книги и документы написаны на чистейшем греческом языке, ни на чем не основано. Скорее, это дань традиции. По-тюркски учились греки азам религии. В Дербенте! Тем более, после поражения 312 года Рим с его жрецами ушел в прошлое, а с ним его языческая культура. Византия тогда еще не сложилась, ей требовались время и учителя.
    На Кавказе самые древние монастыри и храмы, их построили тюрки, примерно две с половиной тысячи лет назад. Архитектуру построек я изучал в окрестностях городов Ках, Шеки, Нахичевань. Один из тех храмов видел в крепости Дербента, впрочем, его увидит любой желающий: он ушел в землю, но живой. Можно заглянуть в зал через лаз, откопанный археологами. Стены, своды, все цело. В полумраке подземелья даже кажется, будто сохранились росписи... Святое место, но без людей.
     А не отсюда ли началась храмовая традиция в христианстве? Не это ли первый в мире христианский храм? Его отличает фундамент, выполненный в форме креста, он такой, как у древних христианских памятников. Само здание из кирпича и обработанного камня, небольшое, метров пять-шесть, рядом площадка, на которой молились, она не расчищена, но общее впечатление о числе прихожан оставляет.
     Очень убедительна эта находка, у нее может быть большое будущее.
     В Дербенте были и другие храмы, два из них служат поныне, правда, их называют мечетями, потому что в VIII веке город захватили арабы, и центр раннего христианства на Кавказе пришел в запустение. О нем напоминает, пожалуй, лишь Джума-мечеть, главная религиозная цитадель сегодняшнего города.
     Здание не раз перестраивали, все равно оно не похоже на классическую мечеть, это отмечали едва ли не все специалисты, побывавшие здесь. Мечеть обращена на восток, на Алтай, на родину тюрков. Ничего не поделать - до Пророка Мухаммада, при Пророке Мухаммаде и спустя века тюрки молились на восток. И Джума-мечеть доказывает это. Кажущаяся нечеткость ее архитектуры не смущает, наоборот, укрепляет чувство гордости за Дербент, за его древнюю историю. Лучше примера нет! Можно переписать книгу, но нельзя переписать "музыку, застывшую в камне".        Ниточка от отца к сыну в Дербенте не прервалась, даже когда город захватили арабы.
     Традиции народа неподвластны завоевателям и политикам, это увидел я в Джума-мечети и понял, приход ислама сменил на Кавказе лишь обряд богослужения, но не веру. И этим стал мне близок ислам, мусульмане остались сторонниками Единобожия. То есть тюрками! Как и албаны, которых назвали тогда христианами...
     И еще об одной реликвии Дербента нельзя не сказать, впервые я увидел ее во сне. Она, собственно, и привела сюда - могила святого Георгия. Нет, то была не игра больного воображения: надо прочитать литературу о Георгии, провести не одну экспедицию, прежде чем увидеть во сне то, о чем думаешь наяву. Его почитают все тюрки - и христиане, и мусульмане, правда, называют по-разному. Христиане - Юрий, Егор, Георг, Хосе, Иржи... Мусульмане - Джарган, Гюрджи, Джирджис, Кедер, Хызр, Джор... Даже не верится, то один человек, ставший символом новой культуры.
     Руководством для поиска служила книга Александра Ивановича Кирпичникова "Святой Георгий и Егорий Храбрый", ее читал, как роман. Разумеется, воин не имел отношения к императору Диоклетиану, он даже не видел его. Этот миф родился через два века после смерти Георгия, когда папа римский Геласий I ввел церковную цензуру.
     Профессор Кирпичников был близок к открытию места захоронения воина, ибо в своем поиске опирался на палимпсесты и тексты баллад, сообщавших подробности казни Георгия. Там указывался город на берегу моря, к которому вплотную подходили горы… та самая полоска земли! Но она ничего не подсказала. Где случилась беда? Кирпичников не ответил, потому что не знал традиций тюрков (а в балладах описан их способ казни!) и понял легенду, по-моему, слишком прямолинейно, о том я рассказал в книге "Европа, тюрки, Великая Степь".
     А жизнь и смерть Георгия были страницей духовной жизни Дербента, его Патриаршего престола, которому служил бесстрашный воин. Имел место духовный поединок. Георгий сердцем принял Бога Небесного, его оружием стало новое в Европе слово - Тенгри, им победил он змея. Слово сильнее меча, вот что доказал он. Именно мирный сюжет его подвига отражен на ранних иконах - Ладожской, например... Или Московской. Убийства там нет. За это почитают его христиане и мусульмане, ибо слово "Бог" на древнетюркском языке означало "обрести мир", "получить покой".
     Однако чтобы понять деяние воина, надо знать, кто он. Откуда? Его житие ничего правдивого не говорит. Что не удивительно, биографию святого Георгия Церковь переписывала, по крайней мере, три раза. Все три - капитально!.. Текст нынешнего жития особенно далек от оригинала.
     В свое время А. И. Кирпичников подметил, переписчики жития Георгия "шли на сделку с совестью" сознательно. Налицо не просто путаница строк биографии, не какая-то наивная фантазия запуганного монаха, а четко спланированные действия, которые отличали последовательность и изощренное коварство.
     Против кого целили стрелы эти "демоны с неприятными сердцами"?
     В конце V века подняли они оружие: Церковь огласила списки запрещенных книг, произведения о святом Георгии там стояли в первом ряду. Тогда же появилась и новая - изобретенная! - версия с римским императором Диоклетианом, по приказу которого воину якобы отрубили голову. Она вошла в житие... Разгул церковной цензуры начался после Халкидонского собора, где случился раскол Церкви, и выделилось самое восточное ее крыло, в котором были Армянская и Албанская церкви. Но Запад посчитал малым для себя избавиться от конкурентов на мировое духовное лидерство, ему хотелось важнейшие эпизоды истории христианства приписать себе, чтобы тем утвердиться во власти. Он пошел на сделку с совестью ради идеи европоцентризма, которую вынашивал уже тогда... Много постыдных историй было придумано в те годы. Они никому не делали чести.
     Ведь даже имени Георгий не было, героя знали как Григориса, или Гюрги, основателя Албанской церкви, внука католикоса армян Григория Просветителя. Жил он в Дербенте. И, видимо, стоял во главе Патриаршего престола. Вот кем был великий воин.
     Разве не показательно, древние храмы, посвященные Георгию, до VI века называли храмами святого Григория? Разве думающему человеку не о чем не скажет факт - ни в одной из книг современников Диоклетиана нет упоминаний о Георгии. О его казни... Откуда же явилось церковное житие, в котором концы не сходятся с концами? И почему в 494 году I Римский собор запретил упоминание о деянии этого духовного человека? "Пусть его дело останется известным только Богу", - решил Собор. Дальше - больше. В Х веке новый "редактор" церковной истории, монах Симеон Метафраст - опять официально! - изменил биографию воину. Еще позже Георгия "посадили" на коня, "заставили" убивать змея. К сожалению, то были не последние "редакции", точку поставили в 1969 году, Георгия тихо ИСКЛЮЧИЛИ из списка святых Католической церкви. Это - итог политики!
     И все для того, чтобы быть подальше от тюркского мира, от которого Западная церковь приняла веру и обряд богослужения. Подальше от Патриаршего престола, от Дербента, где крестили, рукополагали в сан первых христианских епископов, тех самых, последователи которых отказались от родителей, тех самых, которые предали предков анафеме... Мои слова звучат резковато? Возможно.
     Но обратите внимание на слово "католичество", как появилось оно? Когда? Не от тюркского ли "каталык" - "союзник"? Не тюрки ли утвердили его?.. Мнение усиливается, когда знаешь, что Западную церковь основали тюрки, что едва ли не половина римских пап их крови (о том говорят родословные и гербы). Больше того, до XIII века Римская церковь вела службу на тюркском языке, который ныне лукаво называет "народной латынью". Со времен Данте началась реформа ее языка... Все это известно светской науке. Унижая Восток и предков, Запад не возвышался сам, наоборот, впадал в грех.
     История с Георгием тому подтверждение, ибо сказано: "Не лжесвидетельствуй".
     …Да, его убили сами тюрки, в Дербенте, на площади, около баптистерия, все так, как написано в древней английской балладе. Убили по оговору, привязав к хвосту дикого жеребца. И хотя правду потом восстановили, она, конечно же, не воскресила убитого. На месте казни в IV веке поставили часовню, потом - храм святого Георгия. А в степи, где остановился обессиленный конь с истерзанной жертвой, тоже построили храм - он на юг от Дербента, километров за двадцать, в селении Нюгди. Стоит заброшенный.
Останки юноши хоронили по традиции тюрков на вершине горы - как невинную жертву, вернее, как святого. Пышные были похороны... Над Дербентом, на самой высокой горе есть селение Джалган, там могила Георгия, к ней приходят мусульмане и христиане.
     Я знал, по преданию, около могилы должен быть целебный источник. Так и есть. Из пещерки, что неподалеку, сочится родник, местные жители сказали, его вода полезна кормящим матерям, у которых пропало молоко... Вот как, оказывается, Георгий спас младенца от голодной смерти: он вернул матери молоко. Сведения, сообщенные легендой, обрели плоть! Источник открылся, как только тело героя предали земле. Вода его необычна, с легким привкусом молочной сыворотки.
Обездоленные женщины приходят сюда столько веков.
     Однако храм Святого Георгия на площади Дербента я не увидел, его взорвали в 1938 году. Осталась лишь часть стены. На месте святыни стоит монумент Ленина... Таков итог этой истории, сделавшей Дербент сиротою с царской биографией. О городе уже не знают - редко сюда приезжают гости. Здесь нет ничего современного, даже приличной гостиницы. Только забытая История!
     Силится подняться музей, в который превращают крепость Нарын-кала, оттого уцелевшие крупицы прошлого лишь усиливают душевную боль. Реставрация ведется на скорую руку, кустарно, без участия серьезной науки, о красоте и вечности не помышляя. В музее видят лишь заработок. Политика и коммерция здесь в любом "новом прочтении истории". Город многонациональный, а начальники, что правильно, что - нет, понимают по-своему. Лезгины, азербайджанцы, даргинцы, табасараны, русские, евреи, эти народы слагают население. И у каждого свой взгляд на мир.
Коктейль народов - коктейль мнений, время от времени он бродит.
    Власть сама будоражит общество, прививая то один взгляд на историю, то другой. То одну "правду", то другую. Сколько всякой всячины было за семьдесят советских лет? Кому понадобился, например, пятитысячелетний юбилей Дербента?
     Дата, хоть и одобренная ЮНЕСКО, все-таки дурно пахнет. Она от "начальников", не знающих, что город - это экономическая категория, звено экономики, его не удревнить. Потому что у города, как и у человека, свое назначение: торговое, оборонное, транспортное, ремесленное или иное. Города процветали и умирали вместе с экономикой. Так повелось с глубокой древности... Ребенок же не рождается раньше своих родителей.
    А пять тысяч лет назад на Кавказе не вели торговлю, не знали ремесла. Население региона не превышало несколько тысяч человек, зачем ему города? О каких городах вообще речь, если нет дорог? Нет рынков сбыта?.. Но об этих вопросах, кажется, никто из экспертов не подумал, а они основополагающие в истории. Тут важно понять, что лишь с приходом тюрков на Средний Восток и появлением Персии на Кавказе затеплилась экономика. Понадобились крепости, дороги, люди, и появился Дербент, он связан с Великим переселением народов. Это доказывают его кварталы, те самые, что в верхней части города.
    Как "состарили" Дербент? Проще не бывает. Некий археолог обнаружил (или сам подложил?) в раскопе фигурку из Древнего Вавилона или Египта. Безделушке пять тысяч лет, с нее и начался "новый взгляд" на историю. Появилось мнение, будто город торговал с Вавилоном и Египтом... Все бы да ничего, но фигурка лежала не на дне раскопа, а где-то в середине. Явно чужая, привезенная. Но вникать в суть не захотели. В один день Дербент постарел на две с половиной тысячи лет и получил "ветеранский" статус, особую статью финансирования, а ловкий археолог - ученую степень... Правда отошла на задний план.
    К подобным гримасам "науки" Кавказ привык. Пожалуй, самая запутанная строка его истории - Кавказская Албания. Кто-то говорит о ней как об армянском государстве, якобы потому что там правили Аршакиды. Кто-то настаивает на лезгинском прошлом, хотя лезгины как народ появились в XIX веке. А случайности здесь, как выясняется, нет... Вспоминаю, несколько лет назад в Баку проходила научная конференция по истории Кавказкой Албании, какие только мнения не прозвучали там. Лишь мне не дали слова, я был единственным, кто доказывал тюркское ее начало.
    Хотел заострить внимание ученого люда на символе Кавказской Албании - кольце и равностороннем кресте. Их встречал в узорах на памятниках Дербента, видимо, то - элемент герба. Тюрки такие знаки называли тамга. Через тамгу орды Албан я и хотел предложить присутствующим посмотреть на историю Албании, потому что знал о роде (жузе) Албан. Он в Казахстане и имеет такую тамгу.
     Мнение не очевидно, спорно, но его интересно обсудить... Не стали!
     Тогда я все-таки плохо знал историю Кавказа, ее подводные камни, но в работе над книгой "Тюрки и мир…" что-то понял. У меня открылись глаза: по крайней мере, уяснил причину непонимания, с которым столкнулся на конференции. Оказывается, в XVI веке Кавказ вошел в орбиту политики Западной церкви, которая задумала создать здесь очаг войны - плацдарм для атак на мусульманский мир, о том рассказал в своей монографии Ф. И. Успенский "История Византийской империи - восточный вопрос". Адский план, названный "Missio Moscovitica", изложил папский легат, иезуит Антоний Поссевин, который до конца дней своих осуществлял задуманное, был его душой. Успенский указал истоки политики, которую руками Москвы вели иезуиты на Кавказе веками и ведут до сих пор. Это русская колонизация; переселение армян, которые прежде жили на территории, лежавшей далеко от нынешней Армении; "убийство" Кавказской Албании; создание Прикаспийской провинции Римской католической церкви, куда назначался епископ, вершивший начинания Запада на Кавказе... Многое, вроде бы необъяснимое, становится понятным, когда знаешь о механизме политики, о ее исполнителях, которые всегда в тени.
Не отсюда ли семена вражды, доныне терзающей Кавказ?
     Правда о Кавказской Албании не угодна Западу, ибо показывает: тюрки мирный народ, они шли в Европу по тропе проповеди и проповедников. Вторжения диких орд на Запад не было, вошли всадники под знаменами с крестом и хоругвями. Часть из них, орда Албан, признала Христа... Кавказская Албания - плод мудрости тюркского мира, его дипломатии. Вот что желает скрыть Запад.
     Как пример, развивающий эту мысль, я бы взял святого Албана, первого мученика Британии, он принес сюда весть о Боге Небесном. Человек, почитаемый англичанами и… кипчаками. Уж очень "тюркские" его гостеприимство, поведение и имя... А городок Сент-Албанс (Сент-Олбанс), что рядом с Лондоном? "Реставрация" здесь истории, вызвавшая гнев англичан, показала всему миру тактику иезуитов - воистину, демоны с неприятными сердцами. Все в точности, как в Дербенте, там и там их тактика одна, но итог разный.
     …До середины XIX века албаны оставались христианами монофизитского толка, а после падения Кавказа стали мусульманами, лезгинами. Кровью политы их древние святыни. В годы расправы над Албанской церковью самые стойкие в вере люди ушли в Молдавию. И там сохранились... Албанских тюрков разделяли иезуиты, чтобы править ими, чтобы втянуть их в свою политику. Получилось!
     Однажды я встретил потомка тех переселенцев, это было в Орле. "Мы называем себя алпанами, - пояснила она, - помним предков, любые воспоминания интересны нам". С Кавказской Албанией себя не связывают, а Кавказ помнят. Что ж, столько сменилось в их жизни с тех пор, как люди покинули Родину, хороший срок, чтобы все забыть.
     Албанская община сохранилась и на Кавказе, она не многочисленна, ее прихожан называют удинами - христианским народом. Делаются попытки возродить Албанскую церковь, но пока все выглядит кустарно и пахнет политикой. А о прошлом лезгин говорят их мечети, которые порой не отличишь от христианском храмов. Те же маковки, росписи на стенах. Архитектура едина, но без креста. Наблюдательного человека удивят и их молитвенные коврики, что продаются в Дербенте на базаре: в узоре видны три алтайских креста. Совершая намаз, лезгины стоят на кресте, он - память о Тенгри, о предках.    
     Ответ на лезгинскую "загадку" можно найти и у языковедов. Оказывается, многие слова их языка произведены из тюркских слов. На эту тему есть диссертация, ее защитил в Махачкале лезгин, которому стала дорога честь предков...
    Та же судьба, что лезгин, постигла лакцев, еще один народ Дагестана, и они тюрки Кавказской Албании, но принявшие стараниями политиков ислам в VIII веке.
    Однажды мне попала в руки книга по Кавказу, изданная в XIX веке, там написано о Прикаспийской провинции Римской церкви в Кавказской Албании. Но кто входил в ту Церковь? Не сказано. А входили авары, в их селах сохранились руины храмов, на кладбищах - могилы с крестами... Это очередная "загадка" Кавказа, тайна для ученых.
    История аваров пестра, как ситец, от высказанных мнений. Жаль. Мировой науке известны семь томов англичанина Эдуарда Гиббона - "История упадка и разрушения Римской империи", труд написан в XVIII веке, там есть раздел об аварах. Это - тюрки, бежавшие с Алтая, утверждал Гиббон. Таково мнение классика науки, который весомо изобличал политику иезуитов, зная ее изнутри.
    Но что нам Гиббон?!
    А если повернуться к прошлому лицом, то можно заметить, у Дербента блестящее будущее, достойное его истории. Да, религия разъединила людей, да, она, став орудием власти, создала новые народы, сделала братьев чужими, даже врагами. Но все изменится в лучшую сторону, стоит нам, тюркам, осознать, чьими потомками мы являемся. Осознать, что история Евразии еще не написана.
     Селение Джалган, что на горе у Дербента, по-моему, лучшая путеводная звезда в том начинании. У могилы Георгия сакральное начало, она, посещаемая паломниками разных конфессий, уже давно стала храмом под открытым небом. А что, если здесь возвести храм памяти? Храм братьев, разведенных Судьбой? Будет Место воссоединения народов, родов. Слово же сильнее меча. Или нет?.. Сюда приедут люди, предки которых тюрки: англичане и немцы, грузины и армяне, норвежцы и датчане, французы и испанцы... Миллионы людей, которые почитают святого Георгия. Ведь в глубинах их генетической памяти хранится правда.
     Из Кавказской Албании в IV веке везли в Европу равносторонний крест, символ религии и свободы, с которого начались христианство и ислам. А теперь, в XXI веке будут везти память о предках, которые дали миру этот крест и веру в Бога Небесного. Забытое имя Тенгри вернется к людям... Эта мысль посетила меня в Джалгане, у могилы святого Георгия, я смотрел на могильный камень, к которому за века прикасались миллионы рук и губ, смотрел и думал, почему нет? Сколько еще нам, тюркам, молчать?
Возможно, здесь, рядом с могилой, размещался легендарный Чор - Патриарший престол, который столь безуспешно ищут археологи? Надежду дает второе имя Дербента - Ворота Джора. Чор, Джор - созвучно, не правда ли?
     Но не это главное. В Джалгане есть каменные гробницы, в таких хоронили людей очень высокого положения, они обращены на восток. Что, если здесь ключи к познанию тайн истории? Пока ключи лежит среди бурьяна и кустов ежевики, не тронутые. А взяв их, мы откроем Ворота Джора. И - Запад вновь встретится с Востоком.
     Опять. Как братья.

Москва - Дербент. Октябрь 2005 г.

Беседы с дагестанским читателем

Беседы с азербайджанским читателем

Беседы с казахстанским читателем

Беседы с татарстанским читателем

Рейтинг@Mail.ru

Использование материалов сайта без согласования c автором запрещается. При использовании материалов сайта ссылка на сайт обязательна.

Создание сайта 2004
Арт-Конструктор